Лекарства «от давления» и потенция

Поделись с друзьями

«А они влияют на потенцию?» — это один из часто задаваемых пациентами вопросов. Ведь большинство гипертоников, как ни странно, субъективно не ощущают повышенного давления. А вот если допустить, что препараты для нормализации давления способны нарушить эту важную сферу мужской жизни, тогда возникает естественный вопрос: «А зачем же лечиться, если качество жизни только ухудшится?!». Отвечает доктор медицинских наук, доцент КубГМУ, врач-кардиолог, Виталий Константинович Зафираки.

–  Могу обрадовать читателей: артериальная гипертония, атеросклероз и сахарный диабет — самые частые убийцы потенции, а вовсе не лекарственные препараты для их лечения. 

Давайте для начала уточним понятия. Термина «импотенция» в медицине уже давно нет. А что же есть? Есть «эректильная дисфункция». Это неспособность достигать и/или поддерживать эрекцию, достаточную для удовлетворения сексуальной активности, а также нарушение оргазма и ослабление либидо (полового влечения). 

Как выяснилось, до 80% случаев эректильной дисфункции связано с теми или иными телесными (а не психическими) заболеваниями. И мы их назвали: диабет, атеросклероз, гипертония.

И все же, как насчет лекарств? Ведь дыма без огня не бывает. Почему лекарства для лечения гипертонии иногда пользуются такой дурной репутацией в кругу пациентов (но далеко не всех, справедливости ради, надо заметить)? Были времена, лет пятьдесят тому назад, когда для лечения гипертонии действительно широко использовали лекарства, нарушающие эректильную функцию, причем использовали эти лекарства в больших дозах. Например, пропранолол (анаприлин), дигоксин, клофелин, большие дозы (до 100 мг/сут) гипотиазида…

Сейчас все это отошло в прошлое. Современные лекарства тщательно изучают в клинических исследованиях на больших группах пациентов, в том числе и в сравнении с плацебо (имитацией препарата). То есть, скажем, две тысячи больных определенным заболеванием делят случайным образом на две группы. Во избежание предвзятости ни врачи, контактирующие с пациентами, ни сами пациенты при этом не знают, в какую группу — реального лечения или его имитации, какой из пациентов попадет. Далее начинается период лечения, который может длиться месяцы и годы. Все нежелательные явления, возникшие у каждого из пациентов, тщательно регистрируют, причем и в группе реального препарата, и в группе плацебо. Кто-то за время исследования (в обеих группах) заболел простудой, кто-то умер, у кого-то возникла злокачественная опухоль, у кого-то — эректильная дисфункция.

Жизнь идет своим чередом, люди болеют, иногда даже умирают… В том числе, и те люди, которые принимали заведомо лишенную каких-то эффектов имитацию лечения (плацебо).

Так вот: о каком-то реальном негативном эффекте лечения можно говорить тогда и только тогда, когда частота конкретного нежелательного явления (той же самой эректильной дисфункции) неслучайным образом превышает его частоту в группе плацебо. Неслучайный характер различий количественно оценивается с помощью математических методов.  

Что же удалось выяснить такими методами в отношении лекарств от гипертонии? А вот что. Такие классы препаратов для лечения гипертонии, как антагонисты кальция (амлодипин, лерканидипин), ингибиторы АПФ (все, что оканчивается на -прил), сартаны — на эректильную функцию оказывают такое же влияние, как плацебо. То есть, никакого. А вот большие дозы (только так!) тиазидных диуретиков, неселективные бета-адреноблокаторы вызывают эректильную дисфункцию несколько чаще, чем плацебо. При этом подчеркну, что ни большие дозы тиазидов, ни неселективные бета-адреноблокаторы в кардиологии сейчас практически не применяются. В наши дни используют небольшие (в основном 12,5 мг/сут) дозы гипотиазида и высокоселективные бета-адреноблокаторы (небиволол, бисопролол).

Интересно, что лекарства для лечения атеросклероза и высокого холестерина (статины) у больных с ишемической болезнью сердца в долгосрочном плане даже вызывали улучшение эректильной функции, сопоставимое с таковым от 1/3-1/2 средней дозы виагры (это оценивали с помощью специальных опросников, причем пациенты не знали, к какой группе они относились — лечения или его имитации). За счет чего? За за счет улучшения состояния сосудистой стенки — ведь именно это, наряду с психологическими факторами, определяет качество эрекции. 

Страница доктора Зафираки в Instagram — @dr_zafiraki

Читайте также: 5 наивных вопросов сексологу

Comments are closed.