О вере, надежде и здоровом педантизме с Татьяной Конаревой

За последние годы произошел качественный технологический скачок в разработке методов диагностики и лечения нейрохирургических и неврологических больных. Уходит в прошлое понятие инкурабельного (неизлечимого) пациента. Накануне профессионального праздника наш корреспондент встретился с заведующей отделением анестезиологии и реанимации №3 ГБУЗ НИИ «Краевая клиническая больница №1 им.профессора С.В.Очаповского» Татьяной  Конаревой, чтобы узнать о специфике работы в одном из самых сложных и социально значимых направлений медицины.

— С переездом в новый корпус больницы можно ли сказать, что было усилено звено диагностики и мониторинга тяжелых больных?

— Конечно, новые методы интенсивной терапии больных с поражениями головного мозга отличаются тем, что вместе с мониторингом жизненно важных функций организма они обеспечивают дополнительный аппаратный контроль сосудистой системы мозга, функциональной активности его вещества и системы газообмена. У нас в отделении осуществляется полный нейромониторинг. Недавно в отделении был установлен компьютерный томограф.

Кроме того, через перфузоры больным поступает полноценное нутритивное питание, так как наши пациенты требуют выскокалорийного питания, и аптека НИИ-ККБ №1 обеспечивает им в полном объеме.

Явные преимущества, которые дает усиленная диагностика, позволяет возвращать к жизни людей, длительное время находившихся в коме.

— Есть ли статистика по результаты работы с пациентами, которые по всем медицинским канонам считались безнадежными?

— За период с 2010 — 2014 гг. было доставлено 558 пациентов в глубокой коме, из них впоследствии 151 пациент отправлен на лечение домой, так как эти больные вышли из комы, большинство из них на самостоятельном дыхании через ДТС. Да, они требуют еще дополнительного ухода, но проведена колоссальная работа по их восстановлению. И это важное достижение. К сожалению, больные после перенесенных черепно-мозговых травм и инсультов, не могут пройти реабилитацию на должном уровне у нас в крае. И это является актуальной проблемой на сегодняшний день. На Кубани необходим Центр реабилитации для тяжелых больных, а черепно-мозговая травма – особый случай.

— Как бы вы могли охарактеризовать уход за больными и профилактику трофических изменений в вашем отделении? Есть ли методика многомесячной курации лежачего больного без пролежней?

— О работе в этом направлении могу привести один очень показательный пример. У нас много лет (около 10!) находился пациент, молодой «ныряльщик» с повреждением головного и спинного мозга, так вот за время его лечения в реанимации не было ни одного пролежня.

Наши пациенты требуют особого ухода, каждые 2 часа нужно поворачивать и проводить постуральный массаж. Все манипуляции выполняются сотрудниками неукоснительно и качественно. Порядок, установленный в отделении нейрореанимации (строгость, четкость, дисциплина), не позволяет расслабиться.

— Эта работа, наверняка, требует больших физических и моральных усилий, как же справляются с ней ваши медицинские сестры и братья?

— Не многие могут принять специфику профессии, необходимости по несколько раз в день перестилать постельное белье, измерять давление, проводить санобработку… Работают те, кто живёт по законам милосердия, до последнего верит в победу над недугом и по натуре своей оптимист. О своих коллегах могу сказать одно — честные, надёжные, трудолюбивые, стремящиеся к совершенствованию мастерства.

Да, работа в нейрореанимации – это чрезвычайно тяжелый труд и только любящие своё дело люди, преданные профессии могут работать здесь. А еще внедрять новые технологии, учиться, повышать квалификацию.

Хочется отметить, что 28-30 мая на европейском анестезиологическом конгрессе «Евроанастезия» были опубликованы наши тезисы по упреждающей комплексной гормонотерапии в протоколе ведения комы III.

— Проблема допуска родных и близких к больным, находящимся в реанимации, стала предметом обсуждения в Госдуме. Как вы относитесь к посещению больных родственниками в реанимации?

— Я считаю, это гуманный подход, родственников мы допускаем, особенно, когда прогноз у пациента сомнительный. Они приходят в определенное, установленное распорядком дня, время. Это касается и священников, – священник имеет по желанию пациента или родных доступ к больному.

Но, мое личное мнение, когда пациент в глубокой коме, то присутствие родного человека не всегда во благо. Близкие порой мешают работе персонала, да и любые эмоции могут вызвать у больных подъем внутричерепного давления. Эта очень тонкая грань, и наши больные нуждаются в покое.

Существует другая проблема, когда приглашаем порой родственников научиться ухаживать за таким пациентом для дальнейшего патронажа (кормить, поить, купать и переворачивать), и очень часто родные просто исчезают. Увы, у нас нет отделений катамнеза, а люди еще не готовы к дальнейшему уходу за тяжелыми пациентами.

— Всегда ли удается наладить контакт с родными, ведь люди находятся в состоянии стресса?

— Нельзя лишать людей надежды. Я всегда честно говорю о состоянии больных, но подчеркиваю, что у родных должна быть вера в лучшее. А мы сделаем все, чтобы спасти человека и вывести из тяжелого состояния. В этом помогает здоровый педантизм. Благодарна своей семье, которая в детстве воспитывала во мне твердость характера и силу духа. От того, что мы сумеем вложить в восстановление наших пациентов, будет зависеть их дальнейшая жизнь.

— У вас есть личные методики как снять напряжение и стресс после рабочего дня?

— Если получается в выходные отдохнуть, то снимаю стресс на природе: у моря, среди гор. Есть любимое местечко, куда меня отвозят родные для релакса. У меня две дочери и две внучки. Семья, дом– это то место, где я отвлекаюсь от рабочих проблем.

— Желание стать врачом появилось со школьной скамьи?

-Увы, сначала я поступила в Кубанский Университет на юридический факультет. Но ушла в медицинское училище с четвертого курса.
Окончила медицинское училище с отличием и поступила в Медицинский институт уже в 27 лет.

Более 25 лет тружусь в краевой больнице. Начинала трудовую деятельность в должности медицинской сестры в отделении реанимации под руководством Н.А.Литвинова, с 2006 года возглавляю отделение нейрореанимации. Меня всегда интересовали проблемы заболеваний и травм головного мозга, здесь находится особенный контингент пациентов, требующий особого ухода и заботы. Мои коллеги, в основном, мужчины, и я благодарна им за слаженность в работе, оперативность и взаимопомощь.

Накануне дня медицинского работника хотелось бы пожелать коллективу успехов, терпения в нелегком деле и новых побед. Уверена, здесь трудятся люди, вкладывающие не только частицу себя, но и самозабвенно отдающие своей работе большую часть жизни. С праздником!

Беседовала С.Шевчук

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*