Лаборатория ХХI века в Краснодаре

Работа медицинской лаборатории всегда окутана некоторой завесой тайны: люди в белых халатах и масках, беспрерывно разливающие реактивы по пробиркам и, зачастую, имеющие дело с опасными вирусами. Как на сегодняшний день устроена работа современной лаборатории, насколько машины заменили человека  и как быстро можно получить результат анализов рассказал руководитель Консультативно-диагностического центра Краевой клинической больницы №2 Виталий Александрович Ульянов.

 

— Краевая клиническая больница №2 – это огромный организм, каждая часть которого выполняет свои особые функции: СКАЛ, стационар, перинатальный центр. Что же такое консультативно-диагностический центр и как в него попасть? 

— Консультативно — диагностический центр изначально создавался не только для обеспечения  лабораторными исследованиями всех подразделений стационара, но и как базовый диагностический центр для всего Краснодарского края. Такая структура, включающая в состав больницы диагностический центр, работающий на нужды всего края, в России единственная. Мы делаем несколько миллионов анализов в год. Кроме того мы проводим эндоскопические, ультразвуковые, радионуклеидные исследования, делаем магнитно-резонансную и компьютерную томографию.

Для того, чтобы стать пациентами нашего Центра необходимо либо лечь в стационар ККБ №2, либо получить направление в любой поликлинике Краснодарского края. Конечно имеется и платный прием, на который может придти абсолютно любой пациент.

магнитно-резонансная томография

— Ваша клинико-диагностическая лаборатория по результатам участия в международной системе оценки качества «EQAS» входит в число лучших национальных и мировых лабораторий. Что помогло достичь столь высоких результатов?

— Мы постоянно участвуем в международном контроле качества и этот процесс не останавливается ни на минуту. Когда мы только начинали работать, руководством больницы была сформулирована конкретная цель – выйти на новый европейский уровень качества, включая все направления: от лабораторных до инструментальных исследований. Мы начали с полного переформатирования лаборатории и создали, по сути, единую автономную фабрику по производству анализов. Сегодня у нас есть своя информационная система и собственная логистика.

Это абсолютно другой уровень качества: мы стали одними из первых в России, кто внедрил подобные изменения, а что касается государственных учреждений, то наш Центр однозначно первый,  кто применил подобные  информационные технологии в микробиологии. Анализы, сразу после изготовления отражаются в информационной системе больницы. Доктор в истории болезни сразу видит результаты, зачастую с комментариями.

В работе клинико-диагностической лаборатории нам удалось перейти на полную информатизацию за три недели, что является национальным рекордом. И с гордостью могу сказать, что наша больница – это самая информатизированное медицинское учреждения в крае.

— Консультативно-диагностический центр – это единственный в России центр, имеющий в своем составе отделение радионуклидных исследований. Какие возможности открывает подобная диагностика?

— Радионуклидная диагностика – это совершенно отдельный вид исследований. Они позволяют напрямую оценить функцию различных органов и систем. Например, по лабораторным данным мы можем косвенно судить о работе печени и желчного пузыря. Радиоизотопная методика позволяет количественно оценить фагоцитарную активность гепатоцитов, отследить как быстро в каком количестве в единицу времени секретирует желчь, как она накапливается в желчном пузыре, как желчный пузырь в реальном времени реагирует на желчегонный завтрак. Есть исследования, которые касаются чисто функциональной стороны, например оценить фильтрационную функцию почек, чего не может ни один другой вид диагностики.

Особым направлением является оценка изменений в костной системе при злокачественных поражениях. Примерно на полгода и даже на год раньше, чем это можно увидеть на рентгеновском снимке, мы можем распознать характер заболевания: или это метастазы в костную систему или это активные воспалительные процессы. Краевой «Онкологический диспансер» является одним из наших главных заказчиков.

Консультативно-диагностический центр

— Поговорим теперь о микробиологической лаборатории. Обычно, чтобы установить «личность» бактериального агента и назначить правильный антибиотик требуется около 10 дней. Широкую известность получили Ваши экспресс-исследования. Насколько это ускоряет распознавание патогенной микрофлоры?   

— Десятидневный срок – это уже устаревшие методы, «каменный век» микробиологии.  Мы обычно даем информацию в течении трех суток,  то есть гораздо раньше. Сейчас даже есть возможности, разумеется для определения не всех бактерий, но для отдельных их видов, когда лаборатория дает результат уже через несколько часов. Нашим специалистам помогают масс-спектрометры, которые уже являются базовым оборудованием в любой серьезной лаборатории.

— Давайте остановимся на оборудовании подробнее. Что такое прибор автоматизированного микробиологического посева WASP? Хотелось бы услышать и о масс-спектрометре MaldiBioTyper. 

— Когда вы ставите основной целью качество, то посевная машина позволяет гораздо четче, чем живой человек проводить посевы на среды. Этот прибор берет чашку со средой, которая тоже делается автоматически, и производит посев с получением изолированных колоний возбудителя. Данное оборудование способно заменить одновременно работу трех человек. У нас она появилась два года назад, причем ее особенностью является дистанционное управление: контроль ведется из Италии, и любые мелкие сбои и проблемы устраняются очень оперативно.

— Известно, что ваше отделение функциональной диагностики участвовало в международном исследовании VASCO, которое определяло эффективность препарата «Предуктал» в лечении заболеваний сердца. Однако WADA (Всемирное антидопинговое агентство) два года назад приравняло «Предуктал» в допингу. В этом году та же судьба постигла и печально известный «Милдронат» (Мильдоний), обладающего аналогичным действием. Хотелось бы услышать Ваше мнение об эффективности этих препаратов и являются ли они допингом на самом деле?

— Я не большой специалист в допинге, но могу сказать, что этот класс препаратов  помогает спортсменам быстрее адаптироваться к нагрузкам. Но до сих пор по поводу милдроната не утихают споры, является ли он классическим допингом или нет. Специалисты еще не представляют как быстро он выводится из организма. Эти препараты безусловно эффективны.

Но одно дело – это влияние на организм спортсменов, а другое прием препарата, чтобы выйти из кризисной ситуации с сердечно-сосудистой системой. Любое лекарство – это яд, как бы мы к нему не относились. Помогая одному органу, увеличивается нагрузка на другие, которые будут выводить конечные продукты этого препарата. К любому препарату нужно относиться осторожно. Просто так не нужно никогда и ничего пить.

эндоскопия в краснодаре

— Вопрос о возможностях эндоскопической диагностики: на Западе при проведении гастроскопии или колоноскопии применяется общий наркоз. Получает ли это распространение у нас? Также единственным затрудненным для исследования отделом ЖКТ был тонкий кишечник, появилась ли методика эндоскопического исследования тонкого кишечника?

— Наш Центр достаточно давно и широко использует исследование под наркозом. Есть определенные сложности только с использованием  веществ, которые не находятся в свободном доступе. У нас работать с этими вещами можно работать только по истории болезни и только для пациентов стационара и СКАЛА.

Под общим наркозом происходят оперативные вмешательства. Мы почти не делаем чисто диагностическую эндоскопию, а производим исследование уже с забором биопсии или удалением различных образований из желудочно-кишечного тракта.

Исследований тонкого кишечника существует также немало: это и ультразвуковые исследования, и классические рентгеновские исследования с барием или контрастным веществом. Сейчас в эндоскопическом отделении начали применяться энтероскопия – эндоскопическое исследование тонкого кишечника специальным аппаратом. Пока это не массовая манипуляция, но наши специалисты уже прошли мастер классы и готовы ее делать.

— В связи с непростой обстановкой с закупкой импортных лекарственных средств существуют ли у вас проблемы с реактивами, расходными материалами или вы ищете более доступные аналоги, например, китайские?

— У нас нет никаких проблем ни с расходными материалами, ни с их поставками. Учитывая наш объем работ, у зарубежных фирм производителей мы являемся ВИП-клиентами. У нас стоит лучшее оборудование мировых лидеров и мы используем расходные материалы этих же фирм. К слову сказать, сейчас и российский производитель начал делать аппаратуру на уровне импортных аналогов. Для нас это стало неожиданностью. Например, мы купили прибор для миографии Ивановского завода, который прекрасно и стабильно работает.

Беседовал Олег Рогозян

Comments are closed.